Теория привязанности, слезы ребенка и важность альтернативных мнений

teoria-privyazannosti-slezy-i-alternativy-happymamaquest11

Как я уже не раз писала в блоге, я сторонник теории привязанности в воспитании детей и внимательно читаю и слушаю Людмилу Петрановскую и Ольгу Писарик, например. Часто в сети я вижу дискуссии на эту тему, в основном по поводу того, что дети, растущие по этой теории, по свидетельству противников, часто капризные, родители бегают за ними и потакают, а те, якобы, превращаются в неприспособленных к жизни нюнь и плакс.

Свой внутренний диалог на эту тему я до недавнего времени я выстраивала примерно так: “Так, нюни и плаксы нам не нужны, нюнь мы растить не будет точно. С другой стороны душа не лежит к приучению котика с рождения к тому, что “жизнь не сахар”. Да и вообще, пока младенец ничего не понимает, буду его просто любить всячески, ну и дело с концом. Подумаю об этом завтра”.

И Мишка рос себе и рос, никогда особо не плакал, не капризничал, знай себе бока наедал, спал хреновато, но улыбался и тут… Примерно месяц назад мы начали наблюдать увлекательнейшие картины слез градом или крика ором, когда, например, не даешь ему какой-то интересный ему предмет. Или например не понял, до чего он хотел дотянуться, не подал ему, а он уже сразу оп и в плач.

Мы с Лешей напряглись немножко, почитали энторнеты, решили, что это он так мир исследует и в общем-то продолжили давать, что просит и “бежать по первому зову и плачу”, как сказали бы противники теории привязанности. Тем более что мы к плачу-то его не привыкли, для нас плач – это значит больно и страшно. Так и продолжили жить.

Тем временем мой пост про “слезет с рук” спровоцировал несколько важных событий, которые в общей своей массе привели меня к поразительным выводам по поводу воспитания моего сына.

teoria-privyazannosti-slezy-i-alternativy-happymamaquest1

Событие первое

Моя подруга Ксюша, мама почти 4-хлетнего мальчика, написала мне очень интересные мысли. Альтернативные, скажем так, моим изначальным. И тем ценнее мне было услышать ее мнение.  Привожу тут их в сокращении (с ее разрешения, конечно же)

Артюшка всегда был беспроблемным ребенком.
С самого рождения он ел каждые 4 часа и все остальное время спал. В 4 месяца он перестал просыпаться ночью на перекус, то есть стал спать с 10 вечера примерно до 8-9 утра.
И мы перевезли его в свою комнату. Никаких перемен он не почувствовал, и, укладываясь, всегда улыбался. Кстати мы никогда не спали вместе, с первого дня после роддома я спала с мужем, а Артюшка рядом в своей кроватке. Мне очень важно высыпаться, а с малышом этого бы не получилось. И еще, я никогда не укачивала его, мне это постоянное сотрясание кажется противоестественным.
В 6 мес я закончила кормить грудью, потому что у меня началась сезонная аллергия (почти астма), и однажды на прогулке я чуть не задохнулась, доползла до первой аптеки, купила антигистаминные, и с этого момента уже не могла давать молоко ребенку. Но на смесь он отреагировал совершенно спокойно, и как некоторые дети, никогда не отказывался и все соски ему подходили. С начала прикорма тоже ел всегда все, что я предлагала, никогда не плевался и не кидался едой. Когда я заметила, что соска (пустышка) потеряла свой первичный смысл, я решила с ней распрощаться. Сказала сынульке, что мы только что вернулись с моря, а теперь она поехала отдыхать. Ему был 1 год и 7 месяцев. Плакал он минут 40 наверное, но на следующий день про нее даже не вспомнил.
У многих есть проблема с детками в машине, не хотят сидеть в автокресле и т.д. Живя в Швейцарии, сложно не разъезжать туда-сюда на машине, и я, сажая Артюху, обычно говорю: дорога предстоит долгая, но делать нечего, нам надо ехать. Говорила даже когда ему был только месяц. И до сего момента у нас не было ни одной истерики в машине.
И еще, я почти никогда не носила его ни в слинге, ни в эрго рюкзаке. Мне было очень тяжело с самого начала (спине), даже, скажем, очень неудобно практически носить ребенка на себе, и я всегда перекладывала его в коляску. Не смотря ни на что связь между нами всегда была безумно сильной, и мы оба это чувствуем.

У Артюхи пару месяцев, начиная с конца первого, как у большинства малышей, были колики. И несколько раз после 2 часов попыток найти средство как ему помочь, а их много (живот к животу, разные позы, соска, теплая мягкая грелка), и когда ничего не помогало, но он продолжал плакать, я клала его в кроватку, в кокон, и ложилась спать, потому как больше не видела смысла в этой тарантелле. Да, ему больно, ему плохо, но я никак не могла помочь ему в тот момент. И лучше так, чем невменяемая замученная мама на утро. Через какое-то время он засыпал. Мне кажется, здесь огромную роль играет интуиция, и если маме кажется, что она поступает верно, этому чувству надо доверять.
Еще были моменты в первые пол года жизни, когда я его клала спать, а он плакал, я могла подержать 5-10 минут, но потом все равно клала в кроватку, выключала свет и закрывала дверь, он мог плакать еще минут 20-30, но потом засыпал. Я знаю общепринятое мнение на этот счет, особенно альфа-мамочек (каковой к вашему удивлению, и себя считаю), что я этим буквально убиваю ребенка, но я так не думаю.
Он особо вообще без причин никогда не плакал, почти всегда улыбался и смеялся, с ним безумно легко. Сейчас по-разному, потому что я вижу, что он – очень сильный человек, во всех смыслах, и протесты у него тоже сильные. Несмотря на это, он очень много понимает о жизни в свои 3,5 года, и с ним всегда можно найти компромисс и запланировтаь что-то вместе. После любого конфликта он бежит ко мне или я иду к нему, мы обнимаемся, целуемся, обсуждаем что произошло и говорим как сильно любим друг друга. Я вижу как это важно для него, про себя уже и не говорю.
Я говорю Артюше: мы с папой всегда рядом и всегда будем рядом с тобой, если и когда тебе нужна помощь и поддержка, забота и внимание, но у мамы и папы тоже есть свои обязанности и свои желания. Мне кажется, безумно важно, первостепенно, с самого начала видеть в ребенке человека, личность, уважать его потребности и желания, но не смотреть в рот и не делать все, что хочет ребенок, это точно не поможет ему стать тем человеком, которым мы хотим видеть своих детей.
Просто у меня в принципе нет такой сильной реакции на детский плач, у меня “не переворачивается все внутри”. Слезы чаще всего взрослые воспринимают как свои собственные – от грусти, боли, разочарования. Но у новорожденного ребенка они несут совершенно другую функцию. Это выражение любого дискомфорта, потребности, которую очень часто сам малыш не может идентифицировать. В нашей жизни у человека нет постоянного комфорта, это было бы странно, и наверное даже страшно. И мне кажется, ребенку, чтобы осознать комфорт, просто необходимо почувствовать дискомфорт. Чтобы научиться распознавать чувство голода – нужно дать ему пережить это чувство. Ведь очень часто и минуты не проходит, как кроха просыпается, а мамочка уже несется со всех ног удовлетворять любые его потребности – грудь, чистый подгузник, взять на ручки и поукачивать скорее. Он еще и понять не успел беспокоит ли его что-то вообще, и что это.
При этом у него должно быть стойкое чувство того, что он очень желан и любим самыми близкими людьми. И если это есть, то он обязательно почувствует и примет эту любовь!

Событие второе

В комментариях под моим постом у нас с блоггером-доктором-мамой Насти Арсеневой произошла еще одна переписка, в которой Настя делилась важностью вовремя настоять на своем как родителю, настойчиво предложить делать что дОлжно, вместо “всего чего угодно – лишь бы не плакал”.

Событие третье

Добила меня вскользь прочитанная статья где-то на просторах фейсбука, в которой уважаемая мной Ольга Писарик как раз говорит о том, что родители часто смотрят на ребенка как на лидера в отношения, все время ожидая от него ответа, как его растить и чего он хочет, чтобы только он был доволен и не плакал.

Я вдруг с ужасом обнаружила, что я очень часто просто не могу слышать, как Миша чем-то недоволен и плачет, и делаю все, чтобы только этого избежать. Вместо того, чтобы оставаться твердой, хотя и сочувствующей его утрате или неполучению чего-то.

И вот тут-то до меня стала доходить вот эта странная штука с дискуссиями по поводу теории привязанности – откуда она вообще взялась.

Судя по всему, родители часто подменяют родительское лидерство и успокоительную твердость на создание максимального комфорта для ребенка. А вообще, растить ребенка без слез – невозможно и скорее всего неправильно. Это как с историей Будды и его отцом, который хотел оградить мальчика от всех несовершенств этого мира, да только ничего из этого не вышло.

Слезы – это нормально. Слезы – это возможность ребенку осознать свое горе и пережить его, а родителю посочувствовать. Но не потакать.

Вывод

Мне хочется воспитать зрелого человека, способного “менять то, что можно изменить и принимать то, чего изменить нельзя”.
Поэтому я:
1) постараюсь Миху учить этой способности к адаптации, к тому, что можно и даже нужно смириться с потерей, пережить ее и двигаться дальше.
2) при этом буду полностью удовлетворять его потребность быть в близости и контакте с главными в его жизни взрослыми, быть в безопасности и под присмотром.
3) учиться отличать эту потребность от сиюминутных желаний и “хотелок”.

Да, идея не нова 😃 И можете закидать меня помидорами за идеи аля капитан-очевидность, но почему то для меня это так ярко вылезло только сейчас. И я очень хочу зафиксировать свои мысли и ход рассуждений, а также послушать мнение других родителей, состоявшихся и потенциальных.

Что думаете, друзья?

34 thoughts on “Теория привязанности, слезы ребенка и важность альтернативных мнений

  1. Anonymous

    Я, обычно, уступаю там, где можно уступить – вот орет ребёнок, что в этой кофте не пойдёт, да и пожалуйста, найдём другую. Или кричит, что пойдёт на улицу без платья – да пожалуйста )) на улице минут через 10 сама решит одеться. Но вот когда что то принципиальное, я говорю нет и об”ясняю почему нет. Ребёнок понимает что точно нет, и обычно больше двух минут не плачет.

    А маме из первого примера фантастически повезло, конечно )). Я даже представить такого не могла себе никогда. Но и плакать на 20 минут я не могла оставить ребёнка, для меня это слишком долго. Может если б я оставляла, у меня б ребёнок тоже спал идеально.

    Reply
    1. v.kharchenko@gmail.com Post author

      Да, я на самом деле тоже иногда в тайне думаю, что если б смогла оставить плакать на засыпание, может, спал бы. Кстати, огромное количество американских консультантов по сну прямо таки рекомендуют этот cry-it-out способ с 4-5 месяцев, чтобы приучить к самостоятельному засыпанию. Но я так и не решилась, не знаю, наверно, помощники у меня были постоянно, мама/папа и муж тоже… А про платье, интересно, как народ реагирует?) Кстати, как вообще народ реагирует, не лезет с советами?

      Reply
      1. Наталья

        да не надо оставлять плакать, есть намного более гуманный способ приучить к самостоятельному засыпанию – читайте Трейси Хогг.

        Reply
        1. Лера Харченко Post author

          Наталья, читали, пробовали, даже пару постов об этом в блоге есть 🙂 Но не все дети одинаковые, и не всем подходит одна инструкция по применению.

          Reply
  2. Елена

    Мое мнение – теорию привязанности, как и большинство теорий люди трактуют так, как им в данный момент кажется правильным 🙂 поэтому часть мам выживает из дома пап, немного переборщив с “донашиванием” ребенка. Моя трактовка – ребенок должен знать, что его любят и принимают, защищают и опекают, но одновременно ставят границы допустимого в доме и в обществе поведения. И тщетная попытка нарушить эти границы приводит и к слезам и к разочарованию :), но границы всё равно есть. И это как раз часть альфа-родительства на мой взгляд – крепко Обнять бьющегося в истерике ребенка и спокойно сказать – я тебя очень люблю, но не позволю бить себя руками или не куплю эту шоколадку или не разрешу разливать воду по всей кухне 🌞 вот мое мнение таково

    Reply
    1. v.kharchenko@gmail.com Post author

      Лена, да, я тоже так хочу. Блин, на самом деле я побаиваюсь, что сын будет веревки из меня вить 🙂 ыыыыы 🙂 типо я буду ударяться в теорию привязанности по принципу “донашивания”))) Но хорошо, что можно вот так написать, послушать других мам и растить в себе твердость 🙂

      Reply
  3. Lia

    Согласна с Еленой полностью. Не оставлять ребенка плакать на 30 минут не означает бежать к нему по первому писку и удовлетворять все прихоти. Мне кажется, что очень важно прислушиваться к самой себе и в каждой ситуации решать – вот это допустимо, а это нет.
    Лера, я недавно для себя открыла Дениела Сигела и его концепцию Whole Brain Child. Я думаю, вам это тоже будет близко.

    Reply
    1. v.kharchenko@gmail.com Post author

      Лия, спасибо большое за рекомендацию! Записала себе в books list, по описанию выглядит очень привлекательно, как раз для меня 🙂 Правда у меня уже столько книг, которые хорошо бы почитать, часть из них купленные уже лежат вон ждут, а я все не могу толком выделить время для чтения. ээээх!
      Ну и да, вы совершенно правы, конечно, в каждой ситуации слушать себя. Стараюсь вот останавливаться и специально спрашивать себя внутри.

      Reply
      1. Lia

        У меня тоже лежит стопка книг, читать не получается. Спасаюсь аудиокнигами.

        Reply
        1. Лера Харченко Post author

          Лия, я вот уже давно подумываю, надо что-то делать с этими непрочитанными книгами. Мне всегда интересно обсуждать прочитанное в компании, хочется, чтоб было какое-то пространство, где люди бы читали, отчитывались и делились мыслями, что-то типа марафона. Я видела один книго-марафон, но он уже закончился к этому времени… Ничего такого не видели? Можете посоветовать? У меня идея самой такой организовать, но я пока не думала над форматом.

          Reply
  4. Юлия

    Как человек, который однажды позволил себе, наслушавшись умных дядь, провести эксперимент на ребёнке, положить спать и уйти и слушать как 30 минут у ребёнка рёв, перешедший в истерику, могу сказать: сколько детей на свете, столько и подходов к ним. Согласна с Еленой, во всем правит разум и границы дозволенного. Если этого нельзя, то нельзя не немножко, или сегодня можно, а завтра – нет. Примеряйте платье на себя, если не получается взглянуть глазами ребёнка. Что вам приятно, а что нет. Один ребёнок все время нуждается в родителе, не помыкание им, а любовь и нежность. А другому достаточно один чмок в щеку за день.
    Слушай сердце и наблюдай за сыном.
    Прекрасные размышления!!!
    И совсем не по теме. Это была задумка такая, ваши лица на фото закрыть, а ревущего дитя оставить, как акцент? 🙂

    Reply
    1. v.kharchenko@gmail.com Post author

      Юля, а я видимо читала тех же дядь! Только я так и не смогла. Видимо, ранее прочитанная Петрановская встала передо мной во плоти и не позволила. Слуш, да, наверно с разными детьми по-разному, но все-таки я, наверно, ни с каким ребенком не смогу провернуть вот это “проораться” в 6 месяцев. Хм, хотя кто знает, если их у меня будет 4, как мы задумываем, то, может, только так и надо будет. Кстати интересно, что я не видела ни одной многодетной мамы, которая бы советовала этот метод, может, я их мало знаю.

      Про фото – ага :))) я такой горе-фотограф, помнишь, еще на курсе я с фоточками не дружила. Подумала в этот раз, а что если попробовать прием “внимание на недовольного толстяка” 🙂 хахха 🙂 Ну не фотограф я, не фотограф 🙂

      Reply
      1. Юлия

        Я себя до сих пор корю в том дурацком опыте!!!! Идиотка полная!!! Честное слово!!!!
        А фотка классная, даже и не знаю, чего ты на себя пеняешь?!

        Reply
  5. Ксения Ильянович

    Я обычно не оставляю эмоциональных комментариев, но сейчас это сделаю)) КАК???? Как можно оставить своего плачущего ребенка? Мама (и папа) – это оплот благополучия, безопасности для малыша, и если они оставляют его в тяжелый момент – какие выводы делает ребенок? Здесь я целиком и полностью с Петрановской согласна, малыш еще не знает, что вы в безопасной квартире, сознание еще на уровне пещер с саблезубыми тиграми, и быть оставленным родителями даже ненадолго смертельно опасно.
    Второй важный аргумент – одна история из Фейсбука. Мама оставила малыша “прокричаться” и уснуть, зашла через полчаса и обнаружила, что ребенка вырвало и ему плохо. А если бы не зашла или легла спать со “звукоизолирующими наушниками”, так и остался бы несчастный больной ребенок лежать в этом… Даже если конкретная история и выдумана, то она вполне могла произойти реально.
    В общем, для меня вообще такого выбора нет – оставить или не оставить одного.
    Я считаю, что роль мамы – научиться справляться со своими эмоциями. Именно быть рядом и показывать, как это делается, а не просто “иди в свою комнату и успокойся”. Сначала побудьте “контейнером” для его эмоций, научите, а потом ребенок будет уже в состоянии успокоить себя самостоятельно.
    Границы – вещь важная и очень нужная, границы и правила нужно отстаивать. Но опять же – это не значит, что можно бросить ребенка на произвол со своими переживаниями. Да, вы не даете конфету (и правильно делаете), но для малыша – это традегия! Поэтому я в таких ситуациях крепко обнимаю (если дается) и говорю, что я его люблю, но конфету не дам. А дальше проговариваю его чувства, разделяю их и помогаю найти выход.
    Комментарий насчет “я же не могу помочь”. Иногда важно просто быть рядом и разделять чувства, даже если помочь не можете. Вспомните свои неудачи или горькие события, когда помочь особо не получается. Нам все равно нужен кто-то близкий, кто поддержит, кто выслушает. Ребенок упал, обжегся и т.п. – вы тоже помочь не можете, боль пройдет через несколько минут, это не ускорить. Но мама может быть рядом, “дуть” на больное место, обнимать и сочувствовать. Даже если у ребенка колики, и ничего не помогает, я могу просто быть рядом и показывать, что тебе больно, я к сожалению не могу помочь, но я буду рядом, чтобы тебе не было одиноко, чтобы разделить твое горе.
    Очень сумбурно и эмоционально получилось) обычно я гораздо более спокойна и структурирована)

    Reply
    1. v.kharchenko@gmail.com Post author

      Ксения, спасибо за искренность! Вы отлично выразили мысль, которая вертится у меня в голове по поводу “не могу помочь” – про важность “контейнирования” эмоций, про то, что иногда бывает достаточно просто обнять и показать, что со своим горем малыш может найти успокоение и утешение, просто поплакав маме в плечо.
      Я не со всем согласна в методах воспитания, которые применяет моя подруга, но именно, мне кажется, такие моменты позволяют лучше выкристаллизировать свой материнский стиль, понять, что твое, а что ты никогда делать не будешь. С другой стороны, у Ксюши мне понравилась мысль про то, что у мамы и папы есть своя жизнь, и малыш будет в нее вписываться, а не управлять ей. Это мне близко, например. Хотя оставить его в другой комнате я бы тоже не смогла.

      Reply
    2. Елена Калашникова

      Полностью согласна с Ксюшей. У меня были единичные моменты, когда Ева засыпала “прокричавшись”, когда меня физически не было рядом. Потом я приходила и слушала как она еще долго всхлипывает во сне, видимо, выбившись из сил. Это было просто ужасно. Не хочется никого осуждать, может быть и есть такие дети, которым все нипочем. Но это точно не для меня.

      Reply
  6. Елена Калашникова

    У меня все оч плохо с детскими слезами, меня они буквально парализуют…. Я много думала об этом тоже. Вобще вопрос сложный, потому что тут очень много всего завязано в один узел.

    Первое, основа – это зрелая материнская любовь, которая безусловна, и которая не требует ничего взамен. Это просто слова, но в них кошмарно много смыла. И это то, где лишь немногие из нас могут похвастаться состоятельностью в силу того, что сами нифига не получили такой любви от своих родителей.

    Второе – это осознанность. Мы должны понимать, что нами движет на самом деле. Ведь наш ум силен в оправдывании самого себя. Мы должны смотреть в лицо своим страхам, помнить о нашем внутреннем ребенке.

    Третье – материнская воля. Это то, что позволяет нам “управлять” ребенком, просто направляя внимание. У меня был инструктор по материнскому искусству первый год жизни Евы, она учила меня этому. Иногда она просто говорила: “Вы не можете ничего сделать с этим напрямую, но просто думайте о том, что так не должно быть”. И это работает.

    Все это большая работа на самом деле, к которой я, например, вообще не была готова. Но все же это лучше чем, просто бомбить верхушку айсберга, игнорируя то, что там на глубине. Потому что это хотябы дает результат, какой никакой )

    Reply
    1. v.kharchenko@gmail.com Post author

      Елена, ого! Я что-то никогда не думала и не знала про направление внимания! А вы не могли бы вкратце рассказать на примере, это как делать? Или может, кинуть ссылку на статью?
      Про осознанность – это вы в точку, часто мой внутренний голос такое вытворяет, что диву даешься, особенно, когда не с кем поговорить и выговорить свои мысли. Я часто загоняюсь и не вижу истинные свои мотивы.
      И еще мне близко вот про то, что многие недополучили любви у своих родителей и переносят “нелюбовь” на своих детей. И так поколения за поколениями растет множество несчастных взрослых, которые не могут любить просто так, безусловно. Мне повезло, я считаю, с моей чудесной мамой, которая несмотря на господствовавшего в то время доктора Спока и его методы воспитания “беби бумеров”, никогда не оставляла меня прокричаться, никогда не шлепала “в воспитательных целях” или просто так и всегда была готова выслушать мои страхи, несчастья и прочие детские переживания. Я считаю, именно поэтому мне удалось найти партнера по жизни и очень хороших друзей…

      Reply
      1. Елена Калашникова

        Про внимание, это да, секретная штука, квантовые технологии )) Думаю, напишу об этом статью, но пока еще не созрела. Попробую вкратце пояснить суть. Итак, общение с малышом у нас строится невербально. В норме между матерью и ребенком достаточно сильная связь, чтобы ребенок считывал, какие у матери ожидания на его счет, точно также как и наоборот. Об эом хорошо пишет Жан Ледлофф, кстати.

        Классический пример – совместный сон. Ребенок может не уйти в срок из родительской постели, если мать не будет держать в голове, что ребенку пора, а будет думать вместо этого, как классно спать вместе, вот бы это никогда не кончалось. У ребенка есть естественная потребность одолеть эту новую для себя ступень отделения от матери, но сильная воля матери, направленная вразрез с этим может ослабить волю ребенка. Или напротив, нерешительный, колеблющийся ребенок, но воля матери придет ему сил сделать этот шаг.

        Когда у нас есть в голове понимание как должно быть и воля к этому, мы начинаем притягивать возможности это осуществить. Звучит немного по-шамански, но на самом деле это просто работа подсознания.

        Reply
        1. v.kharchenko@gmail.com Post author

          Елена, пишите, пожалуйста, об этом – я буду ждать. Если я правильно понимаю, это материнская уверенность, что она все делает правильно. Какое-то спокойное чувство, обволакивающее все сопротивления. Класс. Попробую подумать в этом направлении и очень жду подробностей от вас.

          Reply
        2. Анастасия Арсенева

          Елена, привет!! Лера, это то, о чем я в прошлый раз говорила (только я не знала, что это так называется:) . Пока я сама не захотела отпустить Алису, она не хотела и на минуту расставаться со мной. Именно внутренне успокоилась и захотела личной свободы и перестала стыдится, что у меня эта потребность в личной свободе есть.

          А сейчас я говорю в субботу после завтрака, что иду на встречу с мамам-блогерами, мы там немного поработаем и отдохнем, а потом я вернусь домой к вам с папой и будем вместе гулять. Алиса меня целует, машет ручкой и несётся рисовать, например, совершенно спокойно.
          А год назад, она с папой на улицу без меня выйти боялась. Потому что я сама боялась, что без меня с ней что-то случится:))

          Reply
          1. v.kharchenko@gmail.com Post author

            Наверно “отращивай дзен” – это из той же серии 🙂 У меня кстати есть в черновиках пост про то, как я не могла расстаться с 8-мес Мишей больше, чем на 2 часа, и там я какбе спрашиваю себя “ДОКОЛЕ?!” 🙂

            Настя, классно, что она совершенно спокойна сейчас. Кстати, может, раньше у нее был кризис первого года? А сейчас она подросла? Как и твоя уверенность, конечно.

        3. Lia

          Лена, да, согласна с этим полностью. У меня такое было, когда я решила отдать гномика в садик на несколько часов в неделю, а у самой было жуткое сопротивление этому и уверенность, что он без меня оставаться не будет. Как только я перестала стоять за дверью и с дрожащими руками наблюдать, не будет ли он плакать, он тоже переключился. Теперь приходит, идет сразу на руки воспитательнице и с улыбкой машет мне пока.

          Reply
  7. Anna Nesterova

    Лера, мне всегда кажется, разговоры про детей-нюнь и удовлетворение всех прихотей ребёнка в связи с теорией привязанности – это из разряда “не читал, но осуждаю”. Там вроде как совсем не об этом:)

    При всех многочисленных теориях, всегда есть свои голова и сердце, к которым нужно прислушиваться в первую очередь.
    Голова – чтобы уметь найти и проанализировать доказанные научные данные, а не находиться во власти предрассудков, сердце – чтобы суметь прислушаться к себе, и если у тебя внутри хоть что-то восстаёт против какого-то метода, но вроде как “надо”, плюнуть на всё и сделать как сердце приказывает.

    Читая твой первый пример, я просто на физиологическом уровне не могу себе такое представить, появляется внутреннее глубинное беспокойство, с которым невозможно ничего сделать на уровне сознания. Головой я просто надеюсь, что всё-таки часть этого выдумка. Но если так – наверное, было что-то в жизни девушки, почему она была вынуждена вести себя так, а не иначе. Значит, в тот данный момент это отвечало прежде всего нуждам мамы. А непреложная истина – довольная мама – хорошо и ребенку. Даже если он что-то не получает, что причитается ему по праву рождения, вроде потребности в близости с мамой, материнском молоке (к слову, антигистаминные совместимы с ГВ) и каких-то других базовых вещах. Может быть, если бы она выбрала вести себя по-другому, то впала бы в депрессию.
    Сколько мам и детей, столько и путей.

    Спасибо тебе за прекрасные мысли, тебя очень приятно читать, и снова задуматься о чем-то важном!

    Reply
    1. v.kharchenko@gmail.com Post author

      Аня, спасибо тебе большое за отзыв, мне очень важно слышать, что мои размышления нужны и даже приятны 🙂
      Да-да-да, очень хорошо понимаю твои мысли. И вообще последнее время я учу себя вот тому, что ты говоришь – сколько мам и детей, столько и путей. Я вообще девица такая, могу в запале все поделить на черное и белое, на хорошее и плохое, очень категорично навешать ярлыки и успокоиться. Все, вроде как, порядок навела :))) Но это все такие дурные конструкции! Меня жизнь пару раз по голове стукнула, когда я вот так вот рассуждала – мол, ты, подруга, не права, я тебя научу щас жизни. А потом сама оказалась в такой ситуации и оооооооооп. Повела себя точно так же, как подруга в свое время. Аж стыдно вспоминать, если честно 🙂
      Вот с помощью блога развиваюсь, расту как личность! надеюсь.

      Reply
  8. Анна

    Здравствуйте!
    Прочитала пост и все комментарии и нахожусь в противоречивых чувствах.
    Первое у меня двойня (почти) 3 мес. И для меня поэтому многие вещи неприменимы, как для одного ребенка. Просто потому что их двое может одновременно орать. Или один на сиське, а другой орет. Поэтому я уже очень спокойно к детскому плачу отношусь. И даже более того, когда они меня сводят с ума своим плачем, я сбегают в ванную, включаю воду и отключаюсь. Все остальное я делаю спокойно: и оставляю их с бабушкам и, а сама ухожу по делам или развлекаться – все равно дольше 3 ч отойти от них не могу, т к. У нас гв.

    Reply
    1. Лера Харченко Post author

      Анна, спасибо большое за коммент! Я думаю, мама двойни – это супервумен априори! Я если честно даже не знаю, как бы я справлялась 🙂 Я вам апплодирую и прошу еще писать и делиться своим опытом!
      Мне по поводу плача тоже говорили, что надо скорее второго заводить, тогда вопросы отпадут сами собой 🙂 Вот, работаем над этим с мужем 🙂

      Reply

Leave a Reply

Your email address will not be published.